Домашний ребенок... кто бы мог подумать

Оказалось, что это вовсе даже и не просто – взять и написать, как же все начиналось, какая такая сила потащила меня, в общем то домашнего ребенка, предпочитающего проводить время с книгой в руках, в эти пещеры, горы, палатки, заставила ночевать на ледниках и таскать на себе огромные рюкзаки, подниматься затемно и встречать рассвет, штурмуя очередной склон очередной вершины или перевала. Сила эта оказалась настолько мощной, что полностью перевернула мою жизнь, разделив ее на «до» и «после». 

Мой путь к горам начался в 9 классе с небольшого объявления в школьном холле. В объявлении говорилось о наборе в секцию спелеологии (изучение пещер) и приглашались все желающие. Мы с подружкой, не сговариваясь, решили – пойдем! 

Ребята-инструкторы ожидали увидеть десяток крепких парней для своей новоиспеченной секции, а пришло  - 15 девчонок. Ну не гнать же? И ребята начали нас тренировать…  кроссы по 7-10 км в любую погоду (а вы как хотели?! в пещерах мокро и холодно, нужно тренироваться), подтягивания (а как вы собираетесь из пещеры вылезать), приседания, вязание узлов и азы работы со скалолазным снаряжением… Нас становилось все меньше. Примерно на пятой по счету тренировке, когда  мы бежали по свежевыпавшему снегу, наш руководитель Юра сказал, что в выходные будет 2-дневный выезд на настоящие скалы в Донлесхоз.  Ночевать в палатках, с собой спальники или одеяла. В программе - лазание по скалам. К тому времени от первоначального состава нас осталось трое. 

И вот наступил этот день. Мы собрались на ж/д станции в Новочеркасске, моя мама непререкаемо поехала меня провожать. Пришлось смириться . Мама проехала с нами на электричке одну остановку, познакомилась с руководителями Юрой и Давидом и поехала домой, а я отправилась в первый в своей жизни поход. Понимаю, как непросто было моей маме дать добро на эту поездку, и благодарна ей за правильно принятое решение.

Поскольку у меня не было даже рюкзака, в первый выезд я отправилась с обычной сумкой, в которой лежало… ватное одеяло в пододеяльнике . Должна сказать, что рюкзак к следующей поездке мама для меня где-то раздобыла, а вот одеяло стало моим спутником на довольно приличное время. 

Веселые 1,5 часа в последнем вагоне электрички, 5-километровый переход  и вот они – скалы! Мы лазали, готовили еду на костре, ловили рыбу, гуляли по окрестностям. А вечером были песни у костра в исполнении Давида и Юры. Это был свой особый мир, который разительно отличался от всего того, что было со мной раньше. И я как-то сразу поняла , что это – мое! 

А весной была первая поездка в настоящие, хотя и невысокие, горы. Нашей целью была пещера Южный слон, одна из самых больших, красивых и посещаемых диких пещер на Кавказе. В этом походе был 22-километровый пеший переход по гравийке в начале путешествия, ночевка в недостроенном доме на полу из свежевыструганных досок (какой там был запах!), 10-часовой подход по снегу в гору, где нас ждало пристанище в виде деревянной избушки спелеологов.  Потом была пещера, катания по снегу на полиэтиленах, и, конечно же, песни под гитару... Все тяготы похода забывались мгновенно и оставалось только чувство безграничной радости и острота причастности к этой «горной» жизни.

После этого похода моя подруга Анюта сказала – «Оксана,  я пас!».  Итог: через полгода из 15 девчонок остались я и Светка из вечерней школы. 

Поле окончания школы друг подарил мне путевку в альплагерь «Адыл-Су» в Приэльбрсье. Мы поехали втроем. Впервые я была в таких БОЛЬШИХ горах, впервые увидела Эльбрус и впервые вдохнула пьяняще-сосновый чистейший горный воздух.  Перед сменой мы заложили 3 дня и совершили первую для меня попытку взойти на Эльбрус. Акклиматизации не было, но мы были молоды, резвы и самоуверенны . Добежав до седловины, «спекся» один из моих товарищей. Посидев и поразмыслив, решили не оставлять его одного и пошли все вместе вниз.  На следующий день начиналась наша смена в альплагере. 

Про систему советских альплагерей подробно писал Олег Афанасьев в своей статье. Туда съезжалась масса людей разных возрастов, с разным (а порой и никаким) горным опытом. В нашем отделении оказались 2 питерские Лены, которые ехали кушать малину и играть в пионербол, как им обещали в профкоме, предлагая «горящую» путевку . В реальности же им, как и нам всем, выдали брезентовые штаны и штормовку, брезентовый же абалаковский рюкзак и тяжеленные ботинки, и началась наша горная подготовка. 

Смена пролетела незаметно. Это был месяц бесценного опыта, как в плане альпинизма, так и в плане общения с разными по возрасту и социальному статусу людьми! После 2-х дневного перевального похода мы двумя отрядами по 30 человек отправились на ночевки под названием Зеленая гостиница, чтобы совершить зачетное восхождение на самую безопасную 1Б в районе – вершину Виа-Тау. Наутро наш отряд вышел на восхождение  с 1,5 часовым интервалом после первого.  На крутой осыпи раздался непонятный шум, и сразу после этого на нас сверху полетели огромные камни. Помню охватившее тело оцепенение, и эти медленно крутящиеся в воздухе глыбы, от которых невозможно было отвести взгляд…  В чувство привел крик инструктора «Все к склону!» и увесистый толчок в спину. Нужно было пробежать десяток метров до спасительной скальной стенки.  На моих глазах упавшая чуть в стороне глыба увлекла под себя девочку Лену из нашего отделения, ту самую, приехавшую играть в пионербол…  чудо, что она отделалась компрессионным переломом позвоночника и через несколько дней уже смогла самостоятельно передвигаться.  Соня из соседнего отделения получила тяжелые травмы головы, остальные отделались синяками и ушибами.

В спасработах участвовали парни, нас – девушек, не взяли… Мы сидели в опустевшем лагере и готовили борщи по очереди в каждом отряде, чтобы накормить наших ребят после возвращения. Девчонок спасли, наша Лена отлежалась в Терсколе и ее забрали приехавшие родители. Соню  на самолете отвезли в Москву, если честно – до сих пор не знаю, как сложилась ее судьба. А мы на следующий день печально сходили на малоизвестную вершинку Локомотив (по-моему даже и некатегорийную), заработав тем самым  значок «Альпинист СССР». 

Люди по-разному реагируют на происходящие с ними события. Для кого-то из нашего отряда эта поездка в горы стала последней, другие, пропустив через себя произошедшее и сделав определенные выводы, пошли дальше, не отказываясь от своего увлечения. Я из тех, кто остался. Лично меня эта трагедия заставила взглянуть на горы более реалистично, без розовых очков. Пришло понимание, что горы это не только красота и романтика, что они живут своей жизнью и им нет особо дела до букашек, которые по ним ползают. Периодически они показывают свою мощь, и к этому нужно готовиться, учиться организовывать свое нахождение в горах с максимальной для себя безопасностью. 

Через год, приехав в «Адыл-Су» для получения 3 разряда, я взошла на вершину Виа-Тау по маршруту 2Б. 

А в то лето наши приключения еще не закончились. После окончания смены мы небольшой компанией сделали еще одну попытку зайти на Эльбрус – и снова неудачно, несмотря на трехнедельную акклиматизацию. Потом еще неделю гуляли по Приэльбрусью, перевалили из ущелья Адыл-Су в Адыр-Су,  пожили в Местийской хижине и радиально сходили на несколько перевалов.  

Осенью вместе с учебой  началась походная жизнь с Горным клубом  Новочеркасского политехнического института (НПИ). Это было замечательное время - мы тренировались, часто ездили на скалы и в горы, собирались веселыми компаниями с песнями и шутками. В этот период состоялось мое знакомство с горным туризмом, мы прошли горную единичку, а затем и двойку, побывали в красивейших местах Узункола и Приэльбрусья. 

И вдруг все закончилось. После окончания 3 курса я вслед за мужем, окончившим учебу на 2 года раньше меня,  переехала жить в Анапу. Было ощущение, что попала в вакуум…  ни друзей, ни доступных увлечений, ни нормальной работы. В большие горы продолжал иногда ездить мой муж, а я сидела дома с детьми, которых не с кем было оставлять, довольствуясь походами выходного дня и пытаясь полюбить такое доступное море, к которому всегда была равнодушна. Постепенно жизнь наладилась, появилась работа и некоторая стабильность. Отношение к морю изменилось с покупкой снаряжения для виндсерфинга. У нас не было гидрокостюмов, но мы не вылезали из моря до ноября, привлекая к этому увлечению своих друзей и коллег. А в 2000 году свекровь сделала нам огромный подарок – согласилась посидеть с внуками и отпустила нас в  Узункол на целых 10 дней. В это время там проводил сборы наш родной Горный клуб НПИ. Возвращение было ошеломляющим … сложно передать всю бурю эмоций, которые я ощутила, вновь окунувшись в такую родную для меня атмосферу. Где-то в виске билась мысль – «как я жила без всего этого целых 8 лет?!!».  

После этого мы стали выезжать в горы вместе с подросшими детьми, таскали их по горам и пригоркам, по пещерам и турслетам, периодически примыкая к выездам, организованным Горным клубом НПИ. В 2003 году мой, теперь уже бывший, муж Игорь Брыляков организовал в Анапе горно-туристическую секцию, к нам пришли студенты и более взрослые ребята, примкнули друзья. Начался новый этап поездок в горы и на скалы, плюс мы пытались устраивать коммерческие выезды разной направленности для отдыхающих. У нас были палатки и горное снаряжение, байдарки, велосипеды и ролики. Идея себя не оправдала, зато дала новый опыт и стала стартовой площадкой для серьезных изменений в жизни. 

В это же время началось знакомство с клубом «Стремление», а в 2004 и совместные выезды. Под руководством Олега Афанасьева мы совершали как короткие вылазки в горы, так и участвовали в полноценных сборах с присвоением альпинистских разрядов. В составе стремленческих сборов в 2006 году я наконец-то побывала на Западной вершине Эльбруса. Мы совершали как летние, так и зимние вылазки в Приэльбрусье, Домбай и Узункол. 

Через несколько лет произошел очередной жизненный поворот, и, забрав детей, я переехала жить в Краснодар. И снова начался период «без гор», когда мы полностью погрязли в строительстве дома и бытовых проблемах, усугубившихся с рождением маленькой дочки. Период этот продолжается до сих пор, но уже появляется все больше и больше возможностей снова заниматься любимым увлечением, ходить в горы и общаться с близкими по духу людьми. 

В 2014 году Олег Геннадьевич позвал меня в свою клубную команду, за что ему большое человеческое спасибо!  

  • Только вода
  • Альпика Спорт
  • Триал-спорт
  • Red Fox
  • Вертикаль
  • Додо пицца
  • Альпиндустрия
  • Decathlon